ФГБОУ ДПО Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования Минздрава России

последние новости

  • 15 июня 2022

    Второй номер за 2022 год получился очень интересным и разнообразным по количеству тем и авторов. В его создании участвовали преподаватели и специалисты Хирургического факультета РМАНПО. В номере также опубликованы статьи кафедр других факультетов Академии и один из обзоров Кокрейн Россия….

  • 10 июня 2022

    Учредитель журнала «Педагогика профессионального медицинского образования» ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» (РМАНПО) заключил соглашение с издательством John Wiley&Sons, Ltd. (“Wiley”) о регулярных публикациях Кокрейновских систематических обзоров. Это вторичные публикации из Кокрейновской базы данных на русском языке с…

  • 16 марта 2022

    Вышел в свет первый номер нашего журнала за 2022 год. Читайте на страницах выпуска статьи на актуальные темы развития отечественного здравоохранения. Номер подготовлен при активном содействии Терапевтического факультета РМАНПО во главе с деканом И.Д. Лоранской.

  • 29 ноября 2021

    На этой неделе выходит четвертый номер нашего журнала за 2021 год. Большинство материалов для него подготовлено преподавателями и сотрудниками Академического образовательного центра фундаментальной и трансляционной медицины (АОЦФТМ) ФГБОУ ДПО РМАНПО (г. Москва).

  • 20 ноября 2021

    Уважаемые коллеги! Поздравляем с профессиональным праздником — Днем преподавателя высшей школы (19 ноября). Дата праздника установлена приказом Министерства науки и высшей школы РФ.

  • 28 сентября 2021

    Начался новый учебный год и мы выпускаем третий номер нашего журнала. Основу номера составляют статьи специалистов Пензенского института усовершенствования врачей (ПИУВ).

Выпуск #2/22

УДК 616-089.05
Шифр специальности ВАК 3.2.3. Общественное здоровье и организация здравоохранения, социология и история медицины, 3.1.12. Анестезиология и реаниматология

АНАЛИЗ РАБОТЫ СЛУЖБЫ АНЕСТЕЗИОЛОГИИ-РЕАНИМАТОЛОГИИ ЗА 2021 г.

Аннотация:

В статье представлены статистические данные о состоянии анестезиолого-реанимационной службы в 2021 г. Проведен анализ положительных и отрицательных изменений по сравнению с 2020 г., выделены основные направления улучшения работы службы.

Ключевые слова:

анестезиология-реаниматология, отчет, штатное расписание, анестезиологическое пособие, отделение реанимации и интенсивной терапии, осложнения, летальность, РМАНПО.

История

Анестезиология-реаниматология — наука древняя, подтверждением этому служат исторические источники, относящиеся к 5000-6000 гг. до нашей эры, в которых впервые упоминается о попытках людей уменьшить боль с помощью применения местных анальгезирующих средств или создания искусственного бессознательного состояния. С тех древних времен и до XVIII-XIX веков длился эмпирический период, когда в разных странах открывали и изучали методы и возможности обезболивания и оживления, способы их проведения, разрабатывали аппараты для искусственного дыхания (ИВЛ) и многое другое.

В XIX-XX веках в медицине большое значение придавалось не только поиску и усовершенствованию методов адекватного обезболивания. Ученых также интересовал вопрос о возможности управления жизненно важными функциями организма (ЖВФ). Великие открытия по изучению регуляции функций жизненно важных органов заложили основу развития реаниматологии.

Анестезиология-реаниматология как наука и специальность в нашей стране сложилась в 1950-1960 гг. и оказала мощное влияние на дальнейшее развитие хирургии сердца, легких и других специализированных областей медицины. Сегодня в России ежегодно выполняется более 5 миллионов операций с использованием различных вариантов общей и местной анестезии.

Первые центры реанимации в нашей стране были созданы Приказом от 9 июля 1956 г. и письмом № 01-23/12 от 08 сентября 1958 г. Министерства здравоохранения СССР, а уже 19 декабря 1959 г. был издан приказ Министерства здравоохранения СССР № 537, в котором в частности содержались «Положение о враче-анестезиологе» и «Положение о медицинской сестре-анестезисте», где было указано, кто может работать в должности врача-анестезиолога и сестры-анестезиста, точно определены их должностные инструкции и установлены штатные нормативы. С этого момента была официально установлена новая медицинская профессия ‒ врач-анестезиолог. В последующем началась подготовка анестезиологов на базах Центрального института усовершенствования врачей и ряда Государственных институтов для усовершенствования врачей (ГИДУВ) в Ленинграде, Киеве, Минске, Алма-Ате и др.

14 апреля 1966 г. вышел Приказ Министерства здравоохранения СССР № 287 «О мерах по дальнейшему развитию анестезиологии и реаниматологии в СССР». В приказе были намечены пути дальнейшего развития анестезиологической и реанимационной службы в клинике, определялись методы увеличения количества и улучшения подготовки квалифицированного медицинского персонала, перспективы совершенствования качества наркозно-дыхательной и контрольно-диагностической аппаратуры, а также предусматривались меры по увеличению выпуска фармакологических препаратов для анестезиологии.

19 августа 1969 г. был опубликован новый Приказ Министерства здравоохранения СССР № 605 «Об улучшении анестезиолого-реанимационной службы в стране», согласно которому существующие отделения анестезиологии были реорганизованы в отделения анестезиологии-реаниматологии. Так была узаконена единая служба анестезиологии и реаниматологии, были четко определены функции, задачи и объем работы врачей анестезиологов-реаниматологов, намечены конкретные мероприятия по улучшению подготовки кадров.

В декабре 1975 г. появился приказ Министерства здравоохранения СССР № 1188 «О дальнейшем совершенствовании реанимационной помощи населению», в соответствии с которым было создано положение об отделении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), определены задачи отделения, штатное расписание, предусмотрено создание в каждом ОРИТ лаборатории экспресс-диагностики. Этот приказ фактически разделил службу анестезиологии и реанимации в крупных лечебно-профилактических учреждениях (ЛПУ) с числом коек не менее 800, на отделение анестезиологии (АРО) и отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ).

В 1999 г. в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения РФ № 37 от 27 июля 1999 г. установлена единая специальность «Анестезиология-реаниматология», которая стала входить в раздел «Лечебное дело». Анестезиология-реаниматология как наука бурно развивалась и вышла далеко за рамки обеспечения анестезиологического пособия при различных хирургических вмешательствах. Разрабатывались и совершенствовались методы и способы, полностью соответствовавшие запросам хирургии:

  • протезирование жизненно-важных функций не только в хирургии, но и в неврологии, терапии, акушерстве;
  • лечение пациентов в критических состояниях;
  • экстракорпоральная детоксикация, гипербарическая оксигенация;
  • лечение длительных бессознательных состояний;
  • анестезиологическое обеспечение.

В связи с этим потребовался кардинальный пересмотр приказов, утверждение специальности как самостоятельной структуры, создание отчетных форм и профессионального стандарта. Однако до 2012 г. при создании отделений анестезиологии и реанимации в каждом ЛПУ пользовались давно устаревшими приказами, причем все они были действующими и использовались исключительно на усмотрение администрации.

15 ноября 2012 г. вышел Приказ Министерства здравоохранения РФ «Об утверждении порядка оказания помощи взрослому населению по профилю «Анестезиология и реаниматология» (в редакции от 14.09.2018 № 625н), определивший не только функциональные обязанности врача-анестезиолога-реаниматолога, но и порядок формирования групп и отделений АРО, ОРИТ и консультативно диагностических центров с соответствующим штатным расписанием и оборудованием.

8 октября 2015 г. был издан Приказ Министерства здравоохранения РФ № 707н  «Об утверждении квалификационных требований к медицинским и фармацевтическим работникам с высшим образованием по направлению подготовки «Здравоохранение и медицинские науки», в результате которого была не только утверждена специальность «анестезиология-реаниматология», но  были определены и внесены в Росстат критерии отчетности по специальности, что позволило более полноценно оценивать работу службы в целом.

Юридическим завершением формирования анестезиологии-реаниматологии как специальности стал Профессиональный стандарт по анестезиологии-реаниматологии (Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 27 августа 2018 г. № 554н «Профессиональный стандарт «Врач-анестезиолог-реаниматолог». Зарегистрировано м Министерстве юстиции РФ 14 сентября 2018 г., регистрационный № 52161).

До 2014 г. мы не имели четкого представления о состояние службы анестезиологии-реаниматологии в нашей стране, единой формы годового отчета не существовало.

С 2014 г. по инициативе главного внештатного анестезиолога-реаниматолога МЗ РФ И. В. Молчанова начала реализовываться программа отчетности регионов РФ по форме отчета, принятой в Департаменте здравоохранения города Москвы (ДЗМ) в 1993 г. В настоящее время существует две отчетные формы, позволяющие анализировать работу анестезиолого-реанимационной службы Российской Федерации: более подробная, но не имеющая утвержденного государством статуса форма отчета по типу принятой в ДЗМ с 1993 г., и официальные, но менее подробные данные Росстата в формах № 14 и № 30.

Отчетность в отделениях анестезиологи-реанимации

В данной статье мы приведем данные, полученные из отчетов главных специалистов и из форм отчетности № 14 и № 30 Росстата по специальности анестезиология-реаниматология. Расхождение в абсолютных цифрах обусловлены тем, что адекватному анализу было подвергнуто только 72 % отчётов главных специалистов из регионов.

Штатное расписание. В 2021 г., согласно данным Росстата, штатных единиц врачей анестезиолого-реаниматологов было меньше, чем в 2020 г.  ‒ 67515 ед.  и 69341 ед. соответственно), а коэффициент совместительства вырос с 1,5 до 2, что не могло не сказаться на качестве анестезиолого-реанимационной помощи. Укомплектованность кадрами составляет 47,9 %. У среднего медицинского персонала число штатных единиц уменьшилось с 78 276 в 2020 г. до 77376 в 2021 г., коэффициент совместительства составляет 1,7 (при этом в данных Росстата нет информации по палатным медицинским сестрам). Укомплектованность кадрами составляет 61,5 %.

За этот период незначительно уменьшилось число врачей, имеющих категории — с 55,7 % в 2020 г. до 52, 7% в 2021 г., но появилось 2248 аккредитованных врачей (в 2020 г. их было 555 человек). Аналогичная ситуация наблюдается с медицинскими сёстрами-анестезистами: число медицинских сестер-анестезистов, имеющих категорию, снизилось с 42,2 % до 38,9 %, число аккредитованных сестер составило 1211 (в 2020 г. их не было). К сожалению, на сегодняшний день мы не располагаем информацией об укомплектованности и уровне квалификации палатных медицинских сестер, работающих в ОРИТ.

В амбулаторном звене работает 0,8 % врачей-анестезиологов-реаниматологов. Это отнюдь не значит, что на этом уровне медицинской помощи проводятся вмешательства без анестезиологической защиты, в большинстве своём работающие там врачи юридически числятся в стационарном звене.

Коечный фонд. Коечный фонд службы анестезиологии-реанимации составляет 3,8 % (39 190 коек) от общего коечного фонда. Из них 0,27 % приходится на койки интенсивной терапии (или 7,1 % от всех коек реанимации). На реанимационные койки и койки интенсивной терапии для новорожденных приходится 0,45 %. Всего на реанимационных койках пролечено 987 425 пациентов, умерло 532 079 (53,8 %). Из них койки интенсивной терапии составили 2787 (7,1 %), и на них пролечено 80056 пациентов, из которых умерло 19655 (24,5 %). В течении первого часа умерло 3 % пациентов, а в течении суток — 12,7 %, что на 5,1 % больше, чем в 2020 г.

Работа ОРИТ. К сожалению, по данным Росстата нет возможности определить структуру пролеченных пациентов. Эта информация есть в отчетах, полученных из регионов, и они говорят о том, что уменьшилось количество послеоперационных пациентов на 12,8 % и увеличилось на 1,3 % количество непрофильных пациентов, которым не требовалось протезирование витальных функций.

О длительности лечения пациентов на реанимационной койке мы тоже можем судить только из отчетов главных специалистов.  К сожалению, как и в прошлые годы длительность пребывания пациентов на реанимационной койке в 52,4 % случаев не превышает 3-х суток, при этом лечение 30 % пациентов не превышаете одних суток, и только 2 % находились на лечении более 30 суток. Это лишний раз говорит о том, что реанимационная койка используется нерационально, в основном как послеоперационная плата или палата пробуждения.

В отчетном году незначительно выросла средняя длительность пребывания пациента на койке – на 5,1 %, среднее число работы койки остается низким — 246,7 (при норме 310-340). Эти данные также имеются только в региональных отчетах.

Оценка методов лечения также различается в имеющихся отчетах: в отчете Росстата она очень приблизительная, поскольку в одну группу включены искусственная вентиляция легких (ИВЛ), экстракорпоральная мембранная оксигенация (ЭКМО), контрпульсация, прессорная поддержка и др. без разбивки по отдельным методам. В отчетах из регионов эти методы анализируются по отдельности.

Частота использования ИВЛ снизилась на 3,4 %. Это факт, по-видимому, связан с тем, что к данному методу лечения стали подходить более рационально, основываясь на опыте работы с пациентами с COVID-19. Этот опыт показал, что индивидуальный подход к переводу пациента на ИВЛ дает меньшее число осложнений и меньшую летальность. Частота использований экстракорпоральных методов лечения практически не изменилась и составляет 5,9 %. Трагическая ситуация происходит с гипербарической оксигенацией (ГБО), из года в год уменьшается число барокамер (в 2021 г. их  насчитывалось всего 376 единиц против 480 в 2020 г.), несмотря на это несколько увеличилось число сеансов (на 24541сеансов в отчетном году).

Проблема реанимационных осложнений имеет свою специфику и состоит из нескольких составляющих: нравственно-этических, юридических и экономических аспектов. В большинстве случаев экспертиза субъективных и объективных причин, приведших к осложнению, представляется достаточно трудной задачей.  В предложенных формах отчетов эта задача максимально упрощена. Мы имеем только «голые» цифры, причем в формах Росстата этот показатель вообще не анализируется. Объективную полномасштабную оценку осложнений необходимо проводить в каждом ОРИТ, при этом крайне необходимо анализировать частоту осложнений, возникающих в связи с дефектами ухода и утратой внимания персонала. Учитывая большую перегруженность ОРИТ в последние годы, этот показатель может стать объективным критерием при предъявлении требований по сохранению загрузки отделений согласно имеющимся Порядкам.

За отчетный период число осложнений, связанное с проведением манипуляций, снизилось на 10 %, что, безусловно, говорит, об определенном росте профессионализма сотрудников, но в то же время на 10 % возросло число гнойно-скептических осложнений. Количество этих осложнений определяется несколькими факторами:

  • количеством пациентов на одну медицинскую сестру и врача (отсюда вытекают дефекты ухода и утрата внимания персонала);
  • возможностью ОРИТ проводить генеральную убору помещений;
  • постоянным контролем со стороны заведующего отделением, эпидемиолога и клинического фармаколога за частотой развития пролежней;
  • микробиологическим полем отделения с учетом микробиологической резистентности микроорганизмов.

Работа ОРИТ представляет собой многофакторную систему, составляющие которой не всегда зависят от знаний и умений кадрового состава отделения и его руководителей. Принято считать, что конечным итогом этой многофакторности является летальность. Это может быть справедливо, если мы сравниваем каждое ОРИТ по горизонтали, учитывая специфику пациентов, оснащенность, уровень профессиональной подготовки сотрудников, экономические возможности ЛПУ, степень контакта с администрацией и многое другое. В современных ЛПУ чаще всего есть два и более отделений (АРО и ОРИТ), и в отчетности показывается средний показатель летальности. Однако уровень летальности находится в прямой корреляционной зависимости от тяжести состояния пациентов! К сожалению, наш сообщество пока не пришло к единому мнению, как оценивать тяжесть состояния пациентов, находящихся на реанимационной койке (т. е. пациентов, которым требуется замещение ЖВФ). Мы оцениваем степень органной недостаточности, да и то не все и не всегда. А отсюда вывод: показатель летальности в том виде, в котором мы его видим, достаточно косвенно отражает качество реанимационной помощи.

Имеется существенное различие в летальности, представленной в таблицах Росстата (53,8 %), и в данных, полученных из регионов (5,5 %). Связано это с тем, что по статистике поступившим на реанимационную койку считается только тот пациент, который непосредственно, по скорой медицинской помощи (СМП), на нее госпитализирован. В отчетных формах Росстата нет канала госпитализации. На местах руководители анализируют всех пациентов, в том числе и тех, которые поступили внутренним переводом, а этих пациентов в разы больше. По данным Росстата поступило 987425 пациентов, а по данным, полученным из регионов (при обработке 72 % полученных отчетов) – 1638804 человек.

Анализ летальности в первые сутки после поступления может стать критерием качества лечения наиболее тяжелых пациентов и косвенным критерием оценки качества лечения пациентов в ОРИТ. Проанализировать этот показатель по данным Росстата не представляется возможным. В отчетном 2021 г. летальность до суток снизилась с 3,9 % до 3 %. Может быть, в процентах это немного, но в абсолютных цифрах — это около 16 тыс. пациентов в год. Общая летальность в этот период увеличилась с 4,9 до 5,5%, т. е. на 0,6 %. Учитывая, что это суммарный показатель, анализировать причины повышения летальности достаточно сложно и не совсем корректно. Вопрос поиска способов и методов снижения летальности должен разумно решаться не только в каждом ЛПУ, но и в каждом АРО или ОРИТ по отдельности.

Работа АРО. По данным Росстата, в отчетном 2021 г. в РФ выполнено 6 476 559, а в 2020 г. — 5 958 226 анестезий (по отчетам из регионов — 3 337 257 анестезий против 2 210 217 соответственно). Рост числа анестезиологических пособий в основном обусловлен ростом числа плановых анестезий на 3,1 % по данным Росстата (на 3,7 % — по данным из регионов).

Пациентам с COVID-19 было проведено 38645 анестезий, что составило 1,1 % от общего числа анестезий, в 2020 г. число анестезий у пациентов этой группы составило 0,8 %. В таблицах Росстата данный показатель не анализировался. К сожалению, имеется расхождение по оценке каждого вида анестезии, в отчетах присутствуют различные названия видов анестезиологического пособия, тем не менее, из обоих отчетов ясно, что около 24 % приходится на комбинированный эндотрахеальный наркоз (КЭН) в разных его вариантах (только ингаляционный, только тотальная внутривенная анестезия с релаксантами и др.,), около 4 % приходится на сочетанные виды анестезии (КЭН+ региональные методы). На долю спинальной анестезии приходится 14-15 %, эпидуральной анестезии —  4-6 %, спинально-эпидуральной анестезии — около 1,5 % (по данным Росстата, в региональных отчетах этого показателя нет). В целом на нейроаксиальные методы анестезии приходится около 22 % от общего числа анестезий, причем за последние три года отмечается медленный рост числа нейроаксиальных методов анестезии как в чистом виде, как и изолированных. Видимо, в связи с этим выросло на 4 % число осложнений данных видов анестезии.

Из других видов осложнений на 3 % увеличилось число осложнений при кластеризации магистральных сосудов. Значимо уменьшилось число осложнений, связанных с сердечно-сосудистой недостаточностью – на 12 %. Число злокачественных гипертермий, согласно данным из регионов, составило 0,03 %. В 96,8 % случаев осложнения были своевременно устранены и не повлияли на исход заболевания, но в 0,2 % все же послужили причиной смерти.

Анализ данных по COVID-19 показал, что в 2021 г. число госпитализированных пациентов с верифицированным диагнозом возросло на 7,6 %, из них 14,1 % поступило по СМП, что на 4,1 % больше, чем в 2020 г. Всего в 2021 г. под COVID-19 было развернуто 12263 коек, что на 2145 коек меньше, чем в 2020 г., однако на них было пролечено 210696 пациентов, что на 76353 пациента больше, чем в предыдущем году. Основная масса пациентов находилась на лечении в ОРИТ более 3-х суток (63,7 %), пациентов, нуждающихся в лечении более 30 суток, было 8,8 %, что на 2,8 % больше, чем в 2020 г.

Данные летальности, представленные в таблицах Росстата, демонстрируют некоторый парадокс: число поступивших пациентов — 210 696, а число умерших – 287 534. Этот факт объясняется крайне просто — среди умерших есть пациенты, поступившие из профильных отделений и умершие в ОРИТ (яркая демонстрация несовершенства статистики, применяемой к ОРИТ).

Организационные вопросы. В организационном плане работа нашего сообщества тоже оставляет желать лучшего: только в 86 % случаев работа консультативно-диагностических центров соответствует изложенному в приказах Министерства здравоохранения РФ № 919н от 15.11.2012 и № 625н от 14.09. 2018. По структуре соответствие отмечено в 70 %, по оснащению — в 50 %, по штатному расписанию — и того хуже, только в 35 % случаев.

Формы Росстата дают возможность подробно проанализировать износ реанимационного оборудования. В отчетном году незначительно (на 1,1 %) уменьшилось число единиц медицинской техники в АРО и ОРИТ. Благодаря поведенной модернизации, в основном за счет оснащения коек, развернутых под COVID-19, на 4,5 % возросло число единиц техники со сроком использования до 3-х лет и уменьшилось число единиц с более длительными сроками использования ‒ на 3,3 % для аппаратуры старше 6 лет. Количество аппаратов ИВЛ (в том числе транспортных и для неинвазивной вентиляции) возросло на 13 %, наркозных аппаратов ‒ на 0,5 %, мониторных систем ‒ на 9,8 %, аппаратов для УЗИ-навигации стало больше на 13,5 %, количество инфузионных насосов и шприцевых помп увеличилось на 10-11 %. С одной стороны, конечно хорошо, что увеличивается аппаратная оснащенность отделений, но с другой стороны, на всю Россию имеются 879 аппаратов УЗИ-навигации ‒ это 10 аппаратов на регион, при том, что пункция и катетеризация маргинальных сосудов, эпидурального пространства, проведение проводниковых методов анестезии категорически требуют УЗИ-контроля с целью уменьшения числа осложнений.

Бесспорно, тот факт, что в 92 % структурные подразделения работают в соответствии с имеющимися клиническими и методическими рекомендациями, вносит положительный компонент в качество анестезиолого-реанимационной помощи.

Заключение. Анализ полученных данных позволяет сделать заключение, что на современном этапе перед службой стоят вполне определенны задачи, которые могут быть выполнены только при полной координации деятельности Министерства здравоохранения РФ и региональных органов исполнительной власти.

Во-первых, необходимо обратить внимание на необходимость подготовки большего количества врачей-анестезиологов-реаниматологов и медицинских сестёр-анестезистов, и довести укомплектованность кадрами хотя бы до 70-80 %.

Во-вторых, увеличить в штате отделений АРО и ОРИТ число врачей и медицинских сестер, имеющих квалификационные категории, также до 70-80 %, что, безусловно, повысит уровень оказания высококвалифицированной медицинской помощи пациентам.

С целью адекватной оценки качества оказания помощи по профилю анестезиология-реаниматология необходимо разработать и утвердить в Министерстве здравоохранения РФ единые формы контроля течения анестезии и карты наблюдения пациента в АРО и ОРИТ, протоколы предоперационного осмотра, оценки тяжести пациента, течения анестезии, пункции и катетеризации магистральных сосудов, лабораторного мониторинга и соответствующую форму отчета, удовлетворяющую всем требованиям специальности.

По нашему мнению, необходимо реорганизовать структуру анестезиолого-реанимационной службы в ЛПУ: отделения анестезиологии должны включать палаты пробуждения (со сроками пребывания до 6 часов), послеоперационные палаты (со сроками пребывания пациентов не более 3-х суток), и отделения реанимации для пациентов, требующих замещения витальных функций, а палаты интенсивной терапии целесообразно перевести в профильные отделения с обязательным ежедневным контролем врача-анестезиолога-реаниматолога на правах консультанта. Это позволит уменьшить нагрузки на ОРИТы, обеспечив таким образом более качественное лечение тяжелых пациентов.

 

Список литературы

  1. Недашковский, Э. В. Оперативное управление анестезиолого-реанимационной службой в многопрофильной больнице: монография / Архангельск: Изд-во Северного государственного медицинского университета, 2009. – 300 с.
  2. Басова, Л. А., Мартынова, Н. А., Красильников, С. В. Использование информационного программного комплекса в оперативном управлении анестезиолого-реанимационной службой ЛПУ // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – 2014. – Том 16. – № 5(4). – С. 1373–1375
  3. Кучеренко, В. З, Эккерт, Н. В. Организационно-управленческие проблемы рисков в здравоохранении и безопасности медицинской практики // Вестник Академии Медицинских наук. – 2012. ‒ Т. 67. ‒ № 3. – С. 4-9.
  4. Мурашко, С. А., Кондратьев Ю. А., Мытищин, Н. Щ., Швабский, О. Р. Единые подходы к проведению экспертизы качества медицинской помощи // Вестник Росздравнадзора. – 2016. – № 1. – С. 5–9.
  5. Сумин, С. А. Анестезиология-реаниматология: Учебник для подготовки кадров высшей квалификации в 2-х томах / С.А. Сумин, К.Г. Шаповалов [и др.]. – М.: ООО «Издательство «Медицинское информационное агентство», 2017. – 1787 с.: ил.
  6. Ресурсы и деятельность медицинских организаций здравоохранения / Министерство здравоохранения Российской Федерации, Департамент мониторинга, анализа и стратегического развития здравоохранения, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Министерства здравоохранения Российской Федерации. – М., 2021.

 

Сведения об авторах

 Молчанов Игорь Владимирович – доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой анестезиологии и реаниматологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, главный специалист анестезиолог-реаниматолог Минздрава России, председатель профильной комиссии по анестезиологии-реаниматологии Минздрава России (Москва)

Гридчик Ирина Евгеньевна – доктор медицинских наук, профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России, зав. учебной частью, секретарь профильной комиссии по анестезиологии-реаниматологии Минздрава России (Москва)

 

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

 Статья поступила в редакцию в мае 2022 г.

 

ANALYSIS OF THE WORK OF THE ANESTHESIOLOGY-RESUSCITATION SERVICE FOR 2021

 

I. V. Molchanov – Doctor of Sciences in Medicine, Professor, Head of the Department of Anesthesiology and Resuscitation of the RMACPE, Chief Specialist Anesthesiologist-Resuscitator of the Ministry of Health of the Russian Federation, Chairman of the profile Commission on Anesthesiology-Resuscitation of the Ministry of Health of the Russian Federation (Moscow)

I. E. Gridchik – Doctor of Sciences in Medicine, Professor of the Department of Anesthesiology and Resuscitation of the RMACPE, Head of the Academic Department, Secretary of the Profile Commission on Anesthesiology and Resuscitation of the Ministry of Health of the Russian Federation (Moscow)

 Received May, 05 2022

 

Abstract:

The article presents statistical data on the state of the anesthesiology and resuscitation service in 2021. An analysis of positive and negative changes was carried out, compared to 2020, the main directions for improving the work of the service were highlighted.

Keywords:

Anesthesiology-resuscitation, report, staffing table, anesthesiology, intensive care unit, complications, mortality, RMACPE.

Практика 15.06.2022