ФГБОУ ДПО Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования Минздрава России

последние новости

  • 29 декабря 2020

    Вот и вышел в свет четвертый номер нашего журнала за 2020 год! Его основу оставили статьи наших коллег из Иркутска — Иркутской государственной медицинской академии.

  • 1 декабря 2020

    Поздравляем всех наших авторов и читателей, коллег и сотрудников, а также всех тех, кто когда-либо здесь работал или учился, с 90-летием Академии! Желаем успехов и здоровья!

  • 16 ноября 2020

    Выходит в свет третий номер нашего журнала за 2020 год. Читайте наши статьи, становитесь нашими авторами!

  • 14 ноября 2020

    К юбилею Академии мы публикуем отрывок из выходящей в свет книги Л.К. Мошетовой, Д.А. Сычева, М.М. Кнопова, Н.Л. Власовой «90 лет служения Отечеству. Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования». В ней дана характеристика основных этапов становления и развития академии в…

  • 16 октября 2020

    Вышел в свет второй номер нашего журнала за 2020 год. Ведущие темы номера: цифровая педагогика и дистанционное образование в условиях пандемии, материалы к 90-летию РМАНПО.

  • 10 октября 2020

    Поздравляем наших коллег со 100 летием Казанской государственной медицинской академии! Подробности о юбилее читайте в во втором номере нашего журнала за этот год: https://bit.ly/2TbQVGc.

Выпуск #4/20

УДК 616-053.2(470)
Шифр специальности ВАК 14.01.08

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ КАФЕДРЫ ПЕДИАТРИИ ИМЕНИ АКАДЕМИКА Г.Н. СПЕРАНСКОГО. К 90-летию РМАНПО

Аннотация:

Отрывок из книги «Наука, овеянная любовью»: [подарочное издание к 85-летию кафедры педиатрии ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России] / [Власова Н. Л., Захарова И. Н., Михеева О. В.]. - Москва : Тритон, 2017. - 197 с. В статье описаны события, предшествовавшие созданию кафедры педиатрии РМАНПО. Отдельно выделена роль Георгия Несторовича Сперанского и его коллег, которые смогли сформировать научную школу в сложных послереволюционных условиях.

Ключевые слова:

история медицины, дети, Г.Н. Сперанский, педиатрическая наука, РМАНПО.

«Не хлебом единым жив человек.
Лишь наука, овеянная любовью и душевной красотой человека,
Может дать удовлетворение»
Подпись на групповом фото учеников Г.Н. Сперанского [18]

 

 

Наука, овеянная любовью… Что вложено в эти слова? Прежде всего – жизненная позиция основателя кафедры педиатрии академика Г.Н. Сперанского. Она строилась на безграничной любви к детям, без которой немыслима работа детского врача, профилактике болезней через здоровый образ жизни, внимательности к нюансам и тщательной лабораторной диагностике, стремлении к совершенствованию в профессии. Георгий Несторович «прививал» эту жизненную позицию всем своим ученикам. И ее перенимали все, кто с ним соприкасался. А сотрудники кафедры педиатрии, будучи его учениками, передавали эту эстафету дальше.

Рис. 1. Г.Н. Сперанский. 1921 г.

Георгий Несторович стоял у окна в палате 13-го отделения Дома охраны младенца и с грустью смотрел на хмурое сентябрьское небо над Москвой. По Устьинскому мосту тянулись обозы, шёл взвод солдат. Что-то заставило Г.Н. Сперанского (рис.1) обернуться: это был пронзительный взгляд серых глаз малыша, лежавшего у стены. Темные круги вокруг глаз, осунувшееся личико — он казался старичком. И вдруг тихим голосом он произнёс: «Дядя», протянул ручку и улыбнулся совершенно беззубым ртом.

45-летний Георгий Несторович Сперанский был только что единогласно избран старшим врачом на общем собрании докторов Дома охраны младенца. Он возглавил отделение для больных детей [4].

Шёл 1921 год, Гражданская война ещё не окончена. Голод и страшная разруха в стране – особенно безжалостны к детям. Сиротство и безотцовщина девятым валом захлестнули города и деревни страны. Бывший Воспитательный дом на Солянке, прозванный за чрезвычайно высокую детскую смертность «фабрикой ангелов», был преобразован в ДОМ НКЗ (Дом охраны младенца Наркомздрава). Перемена мало что изменила. Медицинская сестра Елизавета Эрнестовна Цоппи вспоминала о первых годах Советской власти: «В первое время смертность была ужасающей, так как после революции прекратили отдавать детей в деревню. Ежедневно «палаты» (в них находилось 30 и более детей) обходила женщина с корзиночкой, заглядывавшая в дверь с ежедневным стереотипным вопросом: «Покойнички есть?». В случае положительного ответа, забирала трупики в корзину». ДОМ в 1921 году был перенаселен: в нем обитало 1393 ребёнка [14].

Статистика в те годы была удручающей: в 1924-1926 гг. в стране уровень младенческой смертности составлял 195–230 случаев на 1000 родившихся живыми, а материнской – 200 случаев на 100 тысяч[2].

Рис. 2. Н. Ф. Альтгаузен. 1922 г.

При организации ДОМа возникло много трудностей, прежде всего, по вопросу питания детей раннего возраста. Продовольственный отдел не в состоянии был справиться с задачей снабжения ДОМа молоком. Доктор Н. Ф. Альтгаузен (рис. 2) писал: «Мы получаем ордера на молоко, но молока часто не получаем. Мы обращаемся всюду, мы ежедневно посылаем лошадей во все стороны, но нам не хватает молока». Несмотря на то, что другие продукты доставляли в ДОМ в относительно достаточном количестве, питание было неполноценным, «качество пищи не приспособлено для детей раннего возраста». Дети получали черный хлеб, растительное масло, часто крупы грубого помола, мясо и рыбу, а сливочного масла и белого хлеба, овощей и фруктов в их рационе не было. При данной диете дети почти поголовно страдали диареей, расстройством питания и обмена веществ, которые в связи с инфекционными заболеваниями особенно легко убивали ослабленных детей, давая громадную смертность [1].

Врачи ДОМа, отчаявшись, писали воззвания к родителям Москвы, чтобы те не бросали своих детей. Обращались они за помощью и в отдел ОММ: «Необходимы решительные и быстрые меры. Меры эти превышают силы и компетенцию Коллегии и Конференции врачей. Необходимо оказать детям более энергичную помощь. Дети младшего возраста, наиболее подверженные всем вредностям жизни, и умирающие в громадном количестве или получающие зачатки слабости и болезненности на последующую жизнь, ведущие к вырождению, в Советской России до сих пор не получили достаточной помощи. В частности, ДОМ является для них еще далеко не спасением, а опасностью. Нужны чрезвычайные меры, чтобы ДОМ мог оказать настоящую помощь всем тем обездоленным детям, которые направляются со всех концов Москвы и из провинции» [5].

Вера Павловна Лебедева, в 1917 году возглавлявшая Отдел охраны материнства и младенчества, хотя и имела в своей работе поддержку со стороны Н.К. Крупской и А.М. Коллонтай, испытывала большие трудности при организации ДОМа. И вот в середине 1921-го года, когда младенческая смертность в ДОМе стала ужасающей, по инициативе В.П. Лебедевой, Наркомат здравоохранения вызвал Г.Н. Сперанского с тайной надеждой, что он переломит ситуацию в лучшую сторону.

Большие надежды на реализацию своих идей по уменьшению детской смертности были у Георгия Несторовича еще после Февральской революции 1917 года, когда он стал инициатором собрания видных специалистов в области педиатрии и акушерства для определения перспектив охраны материнства и младенчества в новых условиях. На призыв откликнулись многие, среди которых: А.А. Кисель, В.И. Молчанов, С.И. Федынский, Н.Ф. Альтгаузен, С.О. Дулицкий, врачи Морозовской больницы Н.Н. Алексеев и Н.И. Ланговой, инфекционисты – Б.А. Эгиз, М.М. Райц, А.И. Баландер и акушеры Т.Л. Грауеэрман и А.Н. Рахманов. Под председательством Г.Н. Сперанского была создана комиссия, которая разработала план мероприятий по охране материнства и младенчества, и в первую очередь решила заняться Московским Воспитательным домом на Солянке (рис. 3), находившимся в ужасающем состоянии. Мирра Марковна Райц вспоминала, как она в первый раз пришла в это учреждение: «Отделение для здоровых детей представляло собой огромную залу, в которой было размещено 100 детских колыбелек, закрытых марлевым пологом. У входа в «палату» была сложена гора матрацев, которые на ночь расстилали кормящие матери (они же ухаживали за сиротами) на полу среди детских кроваток»[7].

6 октября 1917 года была создана особая временная комиссия из пяти специалистов: Г. Л. Грауэрмана, А. Н. Рахманова, Г. Н. Сперанского, А. С. Лянды и А. О. Баландера, причем каждому из них было предоставлено право заведовать своим отделом и принимать участие в заседаниях Правления Воспитательного дома с правом решающего голоса [6].

Однако разразившаяся революция парализовала деятельность комиссии, и ее планы так и остались на бумаге, а вместе с ними тысячи малышей остались без надежды на спасение.

По словам внука Г.Н. Сперанского – профессора А.А. Овчинникова: «Октябрьскую революцию Георгий Несторович встретил взрослым человеком и многое в деятельности советской власти не одобрял». Но он был далек от политики. Главное, что его интересовало – здоровье детей и борьба с детской смертностью. Но не зря в 1917 году известный акушер Г.Л. Грауэрман утешал своих коллег, предвидя будущее и говоря, что «нас еще позовут» [3].

Рис. 3. Воспитательный дом.

И, действительно, в 1921 году, нарком Государственного призрения и социального обеспечения А.М. Коллонтай (1872-1952) и заведующая Отделом охраны материнства и младенчества при Наркомздраве РСФСР В.П. Лебедева (1881–1968) срочно искали врачей, способных изменить ситуацию. Вспомнили и о Г.Н. Сперанском, который в это время вместе с семьей был в Краснодарском крае, в эвакуации.

И вот он здесь, в Москве, стоит у окна холодной больничной палаты ДОМа, с тоской смотря на свинцовое осеннее небо. Воспоминания о прошлой жизни скорее похожи на сон. Сейчас, в сентябре 1921-го, все силы будут направлены на то, чтобы выжил ДОМ и его обитатели. Несмотря на хаос вокруг, нужно налаживать питание детей, необходимо включать центральное отопление, так как холода наступят очень скоро, а котлы в котельной еще не исправны и дрова пока не привезли, нужно отремонтировать местную электростанцию, и нужно, чтобы в кранах была вода.

Кормить детей было практически нечем. Связь с молочной фермой, откуда до революции привозили молоко, была давно прервана. Антисанитария в перенаселенных палатах ещё больше усугублялась отсутствием в них умывальников. Даже пеленальные столики, помнившие ещё царя-освободителя, «сгорбились» от времени. Решение этих первоочередных задач могло казаться невыполнимым, но только не Г.Н. Сперанскому.

Несмотря на громадные хозяйственные и лечебные задачи, стоявшие перед Георгием Несторовичем, он уже тогда понимал необходимость ведения врачами научно-исследовательской работы в целях обучения на рабочем месте. Таким образом, он закладывал основы будущей системы повышения квалификации врачей-педиатров.

Рис. 4. Дом охраны младенца на Солянке, 14, в котором жили сотрудники ДОМа. 1921 г.

30 сентября 1921 года он выступил на врачебной конференции с предложением преобразовать 13-е отделение в клинику. И с этого времени отделение перестает принимать подкидышей, а сюда начинают поступать тяжелобольные дети из других отделений ДОМа и больниц Москвы с расстройствами желудочно-кишечного тракта, заболеваниями дыхательных путей, нервной системы, сепсисом. И 13-е отделение становится по-настоящему клиническим [8].

Все больше врачей-экстернов стремится попасть в эту клинику по причине того, что здесь помимо лечебной стала проводиться и научная работа, которой руководил Г.Н. Сперанский. Врачи помогали друг другу, обмениваясь опытом, а разные сложные и интересные вопросы лечения болезней раннего возраста они обсуждали на регулярных конференциях. В ту пору именно так и только так можно было совершенствоваться профессионально детским врачам. Ведь сам Георгий Несторович, будучи молодым начинающим доктором, учился профессии у великого Нила Федоровича Филатова на обходах и конференциях в его клинике и не пропускал ни одного разбора пациента [11].

«Незабываемы годы моей ординатуры, которые прошли в тесной близости с великим русским педиатром.  В памяти часто всплывает яркий образ Нила Федоровича, читающего лекции на кафедре или проводящего консилиум у постели больного. Чаще же всего я вижу его за книгой в уютном кресле кабинета или же у большого книжного шкафа», – вспоминал Георгий Несторович. Н.Ф. Филатов сразу оценил способности Сперанского и рекомендовал его своим пациентам как талантливого врача. Оценивая роль Н.Ф. Филатова в становлении русской педиатрии, профессор Г.Н. Сперанский писал: «В истории нашей отечественной педиатрии роль Н.Ф. Филатова очень велика. Он был первым и самым крупным исследователем и педагогом, основоположником русской научной клинической педиатрии, создателем основ отечественной педиатрической литературы, клиницистом, выдвинувшим нашу, совсем еще молодую педиатрию, на одно из первых мест в мире» [10].

Софья Георгиевна Звягинцева писала: «По окончании ординатуры Георгий Несторович оставался в должности сверхштатного ассистента в инфекционных бараках университетской клиники. Инфекции детского возраста интересовали Георгия Несторовича, но с самых первых лет его врачебную деятельность направляла мысль, что «надо не только лечить больных, но и выращивать здоровых детей». Ведь именно в раннем детстве закладывается здоровье человека; «всякий педиатр должен изучать ребенка с самого рождения». Поэтому, еще будучи ординатором, Георгий Несторович в летнее время посещал «Родовспомогательное заведение» Московского Воспитательного дома, консультировал в акушерской клинике Московского университета. В 1906 году он пришел работать педиатром в городской роддом, основанный акушером А.Н. Рахмановым. Появление педиатра в роддоме в то время казалось совершенно необычным и вызывало недоумение и недовольство акушеров. Работа в роддоме давала Георгию Несторовичу много новых и интересных сведений о ребенке, но слишком короткий период наблюдения за ребенком – 7–8 дней пребывания в роддоме – его не удовлетворял. Естественным дальнейшим шагом была организация детской консультации с целью изучения грудного ребенка сначала при роддоме, а затем на Лесной улице, где она существует и до настоящего времени как детская поликлиника № 18.

         Стремления Георгия Несторовича расширить помощь ребенку раннего возраста шли дальше; в то время в детские больницы не принимали детей до 2 лет, потому что они давали слишком высокую смертность. Получив от преемника Н.Ф. Филатова – проф. Н.С. Корсакова – отказ на предложение устроить при детской клинике особое отделение для больных детей раннего возраста, Георгий Несторович в 1910 году создает стационар для детей грудного возраста на благотворительные средства. При этом стационаре, находящемся в рабочем районе Москвы – на Пресне, Георгий Несторович устраивает и другие детские учреждения – амбулаторию, молочную кухню, выставку по охране матери и младенчества, ясли, дом матери и ребенка».

         А.С. Розенталь добавляет: «Товарищи Георгия Несторовича говорили, что в этот период им были забыты семейные обязанности, забыт собственный дом, ибо он обрел другой дом – дом грудного ребенка».

         «В этих учреждениях работают бесплатно привлеченные им врачи, зараженные его энтузиазмом; они учатся вместе с Георгием Несторовичем новому в России делу. Эти врачи получили прекрасную подготовку по раннему возрасту и многие из них приняли участие впоследствии в работе Дома охраны младенца, реорганизованном из Воспитательного дома. Опытом этой совершенно новой работы Георгий Несторович делится в докладах и сообщениях на заседаниях общества детских врачей. На 1-м Всероссийском съезде педиатров (1912), а также в печати: в 1914 году выходят два выпуска «Материалов по изучению грудного возраста» под его редакцией…. На всех печатных изданиях Георгий Несторович помещал эмблему – обнаженный ребенок (Геркулес) душит своей рукой змею. Это был символ значения собственных сил организма ребенка в борьбе с болезнями. В этом отношении мысль Георгия Несторовича близка к мысли А.А. Киселя, который также считал, что организм должен сам справляться с заболеванием и надо только помогать ему созданием благоприятных условий» [12].

В середине 20 века Георгий Несторович писал: «В конце 60-х – начале 70-х годов 19 века с учреждением сначала доцентских курсов, а затем кафедр детских болезней на медицинских факультетах в университетах началась подготовка врачей-педиатров и развитие клинической педиатрии, наиболее ярким и талантливым представителем которой был профессор Н.Ф. Филатов. Его трудами тогдашняя педиатрия сразу стала на один уровень с зарубежной, иногда даже была впереди нее… Успехи противодифтерийной сыворотки (1895) дали надежду добиться хороших результатов с другими инфекционными болезнями, поэтому изучение их стало двигаться вперед» [11].

В повседневные заботы ДОМа в 1922 году вихрем ворвался корреспондент газеты с фотокамерой на штативе. Теперь эта фотография (рис. 5) – единственный свидетель того времени. В центр усадили директора ДОМа Александра Станиславовича Лянды, по обе руки – старших врачей – самого Георгия Несторовича и его коллегу Николая Федоровича Альтгаузена. На фотографии среди медсестер – и молодые врачи Мирра Марковна Райц и Татьяна Николаевна Чеботаревская.

Рис. 5. Дом охраны младенца. 1922 г. В центре А.С. Лянды, рядом Н.Ф. Альтгаузен и Г.Н. Сперанский. В верхнем ряду слева М.М. Райц и Т.Н. Чеботаревская.

Александр Станиславович Лянды, окончив Варшавский медицинский университет, приехал в Россию в 1908 году. Работал в детской больнице Святого Владимира, затем в открывшейся Морозовской. После Октябрьской революции проводил реорганизацию детских приютов. 12 августа 1918 года заведующая отделом ОММ В.П. Лебедева назначила его Директором ДОМа «для упорядочения ухода за детьми грудного возраста в Воспитательном Доме и для организации постепенной его разгрузки».

Николай Федорович Альтгаузен оказался в центре перестройки работы Воспитательного дома. И практически с первых дней реорганизации стал старшим врачом, организовав и возглавив отделение для недоношенных детей. Они с Георгием Несторовичем были знакомы еще по ординатуре в Клинике детских болезней Московского университета у профессора Н.Ф. Филатова. Вместе в 1910 году организовали одну из первых бесплатных консультаций с молочной кухней для грудных детей. А в 1922 году –  оба старшие врачи ДОМа, заведующие отделениями[15].

Затем ему на смену пришла Татьяна Николаевна Чеботаревская. Они вместе создали консультацию для грудных детей, организатором которой стала Татьяна Николаевна, а постоянным консультантом и научным руководителем — Н. Ф. Альтгаузен. Консультация позволила не только информировать мамочек с грудными детьми, но и отговорить многих матерей оставлять своих детей в еще недостаточно хорошо организованном учреждении. Благодаря беседе с каждой матерью, выяснению ее материального положения и условий быта, а также теплого отношению к ребенку Татьяне Николаевне часто удавалось убедить мать, что нет необходимости отдавать ребенка в ДОМ [15].

Отдельного рассказа требует служба приготовления противооспенной вакцины, другими словами, Оспопрививательный институт, в котором еще на базе Воспитательного дома, впервые в России, была проведена противооспенная вакцинация по методу Э. Дженнера. Шесть комнат института были одна интереснее другой: операционная, комната для изготовления детрита, телячья ванна и помещение для телят. А аппараты и инвентарь? Термостат, автоклав, терка Чокора, аппарат для разливания детрита, столики для привития телят …

Оспопрививательный институт, возглавляемый доктором Антоном Адамовичем Юргелянусом, восстановил работу в мае 1920 г. Заведующий нес ответственность за качество оспенного детрита. Каждая серия изготовленного детрита испытывалась, причем результаты были вполне удовлетворительные. Детрит использовали как непосредственно в ДОМе, так и в приютах, яслях и очагах, подведомственных отделу ОММ Наркомата здравоохранения. Остаток детрита отправляли на склад вакцин и сывороток Наркомздрава. В обязанности заведующего Оспопрививательным институтом также входило чтение лекций по оспопрививанию слушательницам курсов по уходу за детьми раннего возраста. Курсисткам проводилась демонстрация прививки телятам, снятие детрита, его растирание и разливание [16].

Созревала необходимость создания педиатрических кафедр. В то время Россия не имела ни одной кафедры, занимавшейся вопросами физиологии и патологии детей грудного возраста. А ДОМ стал не только лечебной, но и хорошей клинической базой для врачей-педиатров. К 1921 году ДОМ фактически стал центральным учреждением по подготовке и переподготовке врачей-специалистов по охране материнства и детства. ДОМ стал единственным в Советской республике центром, где разрабатывались проблемы раннего детского возраста, и где врачи-практики могли найти ответы на те или иные наболевшие вопросы, встречавшиеся в повседневной практике. Врачи приезжали в Москву из разных регионов, часть из них оставалась на годичное обучение [17].

В отчете к 25-летию Терапевтической клиники Г.Н. Сперанский писал: «Педагогическая работа ведется в клинике с 1923 года. До 1931 года педагогическая работа состояла в занятиях с врачами-педиатрами, направляемых на курсы усовершенствования, которые организовывались раньше Наркомздравом, затем Институтом. В течение года проходило около 100 врачей. В некоторые годы вместо курсов усовершенствования в клинику направлялись врачи сейчас же по окончании медфака для прохождения годичного стажа. Кроме того, с 1925 по 1937 год терапевтическая клиника служила базой для обучения сестринских кадров. Кроме того, ежегодно направлялось 10–15 врачей на так называемые «рабочие места». Все годы работы клиники ее сотрудники оказывали методическую помощь НКЗ, облздравам и учреждениям городской сети г. Москвы»[18].

Дом охраны младенца стал центральным учреждением, куда со всей республики приезжали врачи, понимавшие острую необходимость овладеть методами организации учреждений по уходу за ребенком, ознакомиться с новейшими научными достижениями в области физиологии и патологии раннего возраста. Жизнь сама диктовала следующий шаг. И в 1922 году ДОМ преобразуется в ГНИОММ (Государственный научный институт охраны материнства и младенчества) с научными кафедрами на базе отделений [19].

Решение о создании научно-практического и учебного учреждения Государственного научного Института охраны материнства и младенчества (ГНИОММ) было принято 10 ноября 1922 г. А 3 февраля 1923 года Г.Н. Сперанский становится директором ГНИОММ и при этом возглавляет терапевтическое отделение института, образованное из 13-го клинического отделения.

Вот как об этом времени пишет сам Г.Н. Сперанский в Отчете к 25-летию Терапевтической клиники: «Здание, где помещается терапевтическая клиника Института педиатрии АМН СССР, было построено в 1903 году как инфекционный корпус больницы Воспитательного дома. Поэтому в нем мы находим внизу боксированное отделение, где в изолированных помещениях дети с инфекцией или с подозрением на таковую находились до тех пор, пока их не переводили наверх в большие палаты. Это здание оказалось очень удобным для терапевтической клиники, давая возможность избежать внутрибольничных заражений.

         До 1921 года отделение так же, как и остальные многочисленные отделения Дома Охраны Младенца обслуживало только детей-подкидышей раннего возраста. Оно называлось 13-м отделением и помещалось в верхнем этаже здания, которое занимает и в настоящее время» [18].

Для семьи Сперанских в 1925 году выделяется двухкомнатная квартира прямо в главном здании Института с входом со двора. До этого они жили в двух коммунальных комнатах. И теперь Георгий Несторович тратит несколько минут, чтобы добраться до своего кабинета [13].

Наконец, все мечты Георгия Несторовича по становлению педиатрической науки смогут реализоваться. Его интересуют многие вопросы педиатрии. Прежде всего, это – здоровый ребенок. «Когда я впервые загорелся мыслью об изучении здорового ребенка, многие из моих коллег не понимали меня. Заниматься здоровыми детьми в то время, когда болезни уносили тысячи жизней. Когда устав не позволял принимать в больницы детей моложе двух лет только потому, что больше половины их там просто погибали! А дело все в том, что физиология ребенка, особенно новорожденного, была тогда белым пятном в науке. Но я понимал, что, не изучив ее, нам не одолеть болезней»[17].

В Институте с целью эффективного изучения физиологии ребёнка раннего возраста, его развития, рационального вскармливания и воспитания были организованы физиологические отделения. К числу физиологических подразделений относили отделение новорожденных, а также педологическое, предназначенное для изучения и обоснования воспитательно-педагогической работы с детьми раннего возраста.

Наряду с физиологией здорового ребенка Георгий Несторович взялся за решение проблемы «двух детских бичей»: летнего поноса и зимней пневмонии. Поскольку острые расстройства питания являлись «бичом детского населения летом», Г.Н. Сперанский в 1927 году разрабатывает и опубликовывает классификацию острых и хронических расстройств питания у детей раннего возраста и основные принципы коррекции нарушений пищеварения [8].

Другим «бичом детского населения, особенно в осенне-зимний период времени», являлись пневмонии. Начиная с 1924 года в течение многих лет врачи Института под руководством Г.Н. Сперанского занимались изучением бронхолегочной патологии у детей и дали обстоятельное описание различных ее клинических форм. По инициативе ученого была организована специальная научно-исследовательская лаборатория для изучения пневмонии, благодаря деятельности которой удалось сократить летальность от пневмонии с 68% в 1930 году до 35% в 1932 году. Тогда же Г.Н. Сперанским была предложена классификация пневмоний, в основу которой была положена реактивность детского организма. В своей статье «Лечение пневмоний в грудном возрасте» Георгий Несторович писал о необходимости дифференцированного подхода в лечении различных форм пневмонии. В конце 30-х годов терапевтическое отделение Г.Н. Сперанского одним из первых в стране стало применять сульфаниламиды для лечения пневмоний у детей раннего возраста. Эта терапия позволила резко снизить количество гнойных осложнений и летальность от воспаления легких[8].

Особое внимание уделял Георгий Несторович отделению для выхаживания недоношенных детей. В нем началось изучение особенностей физиологии и патологии недоношенных детей, определение основных правил по уходу за ними и их вскармливанию. Этот многолетний клинический опыт был обобщен в издававшемся несколько раз «Учебнике болезней раннего детского возраста» под редакцией великого педиатра. Учебник выдержал 2 издания в 1934 и 1938 годах. Он стал настольной книгой нескольких поколений педиатров[11].

Все научные и лечебные вопросы еженедельно по пятницам обсуждались на клинических обходах. Эта традиция, введенная Георгием Несторовичем, собирала большое количество врачей, понимавших их ценность [10].

Рис. 6. Выпуск врачей кафедры патологии раннего детского возраста после курса повышения квалификации. Г.Н. Сперанский в центре. 1925 г.

В 1925 году ГНИОММ был причислен к высшим научно-исследовательским и педагогическим учреждениям с пятью кафедрами и всеми правами, присвоенными высшим учебным заведениям. Г.Н. Сперанский возглавил первую в стране кафедру патологии раннего детского возраста [4].

Возникает необходимость создания головного учреждения для повышения квалификации врачей всех специальностей. И в 1931 г. открывается Центральный институт усовершенствования врачей (ныне ФГБОУ ДПО РМАНПО). Этот проект осуществляется совместно с Верой Павловной Лебедевой, которая через 7 лет сама возглавит ЦИУ и проработает его директором свыше 20 лет [13].

Георгий Несторович и Вера Павловна Лебедева еще в 1923 году организовали Выставку по охране материнства и младенчества, которая способствовала распространению знаний об основных детских заболеваниях, причинах детской смертности, а также о гигиене матери в течение беременности и послеродовом периоде. Выставка ОММ стала истинным детищем Георгия Несторовича, всю свою жизнь занимавшегося просвещением и воспитанием матерей. Он написал многократно издававшуюся «Азбуку матери», «Мать и дитя», «Закаливание детского организма», «Уход за ребенком раннего возраста», «Памятка матери» и другие научно-популярные книги, которые явились прототипом Школы матерей.

Георгий Несторович дружил с Верой Павловной. Она – убежденная большевичка, а он – либерал, хранитель традиций русской культуры. В этой дружбе совпали интересы ученого и власти. Она, имея административный ресурс, не раз «спасала» Георгия Несторовича, искренне ценя его за врачебный талант и организаторский опыт. Вот и в этот раз она попросила его усилить институт, войдя своей кафедрой в его состав. И Георгий Несторович, которому уже 60 лет, решает сосредоточить все свои усилия на научно-педагогической работе. Он уходит с поста директора ГНИОММ, оставляя за собой заведование лечебным сектором помощи детям, а кафедра патологии раннего детского возраста ГНИОММ 20 декабря 1932 года становится кафедрой болезней детей раннего возраста вновь созданного ЦИУ [9].

 

Список литературы:

  1. Альбицкий В.Ю., Шер С.А., Устинова Н.В. Вклад сотрудников Научного центра здоровья детей РАМН в развитие отечественной социальной педиатрии. // Вопросы современной педиатрии. – 2013; 12(3). – С. 123–125.
  2. Альбицкий В.Ю., Шер С.А. Сбережение жизни младенца от XVIII до XXI века. // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2014. – № 2. – С. 42–45.
  3. Баландер А.И., Пуковская М.Я. Г.Н. Сперанский. Биографический очерк // Советская педиатрия. – М., 1939. – С. 11–18.
  4. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., Шер С.А. Г.Н. Сперанский — основатель и руководитель первого государственного научного института охраны материнства и младенчества (к 140-летию со дня рождения). // Вопросы современной педиатрии. – 2013; 12(2). – С. 145–148.
  5. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., Шер С.А. Государственный научный институт охраны материнства и младенчества (1922–1940). Выпуск IV. – М.: ПедиатрЪ, 2013. – 95 с.
  6. Альбицкий В.Ю., Баранов А.А., Шер С.А. История Научного центра здоровья детей Российской академии медицинских наук (1763—2013). – М.: Педиатръ, 2013.
  7. Баранов А.А., Альбицкий В.Ю. Смертность детского населения России. (Тенденции, причины и пути снижения). – М.: Союз педиатров России, 2009. –  Вып. 9.
  8. Гамбург Р.Л., Матвеев М.П., Звягинцева С.Г., Розенталь А.С., Соколова Т.С., Тюркян Р.А. Г.Н. Сперанский и развитие педиатрической науки (к 100 –летию со дня рождения) //Педиатрия. Журнал им. Г.Н. Сперанского.– 2009. – №2. – С.3–8.
  9. Захарова И.Н. История кафедры педиатрии ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования» Минздрава России. Российская медицинская академия последипломного образования» // Вопросы современной педиатрии. – 2013. – №2. – С. 156–159.
  10. Захарова И.Н., Власова Н.Л., Власова М.В.Долгий путь к созданию кафедры педиатрии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования Минздрава РФ. // Медицинский совет. – 2017. – №19. – С.8–12.
  11. Звягинцева С.Г. Жизнь и деятельность Георгия Несторовича Сперанского. Рукопись. 1963 г.
  12. Звягинцева С.Г. Профилактическое направление в работе ГН. Сперанского. // Педиатрия. – 1973. – №2. – С. 3–11.
  13. Лариса Константиновна Мошетова // Вестник РАМН. – 2013. – № 8. – С. 52–53.
  14. Овчинников А.А. Главный детский доктор. Г.Н.Сперанскому посвящается. – М.: ООО «М-Студио», 2009.
  15. Розенталь А.С. Педагогическая деятельность Г.Н. Сперанского. М., 1948.
  16. Г.Н. Сперанский Государственный научный институт охраны материнства и младенчества Наркомздрава. Труды III Всесоюзного съезда по ОММ. Москва, 1–7 декабря 1925 г. – М.: 1926. С. 154–155.
  17. Сперанский Г.Н. Вопросы педиатрии и роль Центрального института охраны материнства и младенчества в развитии физиологии и патологии раннего детского возраста. // Педиатрия. – 1957. – № 10. – C 11–20.
  18. Сперанский Г.Н., Гамбург Р.Л. Отчет за 25 лет 1922–1947. Терапевтическая клиника института педиатрии АМН СССР. Рукопись.
  19. Шер С.А.Научный центр здоровья детей: этапы формирования, роль в создании государственно системы охраны здоровья детей и развитии педиатрической науки. – Автореф. на соискание степени д-ра мед.наук. –М., 2015.

Сведения об авторах

Захарова Ирина Николаевна – доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ, заведующий кафедрой педиатрии имени академика Г.Н. Сперанского ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России (Москва)

Власова Надежда Леонидовна – Председатель Ассоциации врачей по содействию в повышении квалификации врачей-педиатров (Москва).

HISTORY OF THE DEPARTMENT OF PEDIATRICS NAMED AFTER ACADEMICIAN G. N. SPERANSKY. On the 90th anniversary of the RMACPE.  An excerpt from the book «Science, steeped in love»

I.N. Zakharova – Doctor of Sciences in Medicine, Professor, Honored doctor of the Russian Federation, Head of the Department in Pediatrics named Academician G.E. Speransky, Russian Medical Academy of Continuous Professional Education (Moscow, Russia).

N.L. Vlasova – Head of Association of specialists in the professional development of pedeatricians (Moscow, Russia).

 

Abstract:

The article describes the events that led up to the establishment of the Department of Pediatrics,  Russian Medical Academy of Continuous Professional Education. The role of Georgy N. Speransky and his colleagues, who managed to form a scientific school in difficult post-revolutionary conditions, is in the focus of the research.

Keywords:

history of medicine, children, G.N. Speransky, Pediatric Science, RMACPE.